Американские хедж-фонды провели массированную распродажу рублей и практически полностью ликвидировали ставки на укрепление российской валюты, которые удерживали более двух лет.

После ужесточения санкций США в апреле крупные игроки на бирже Чикаго распродали 85% контрактов на рубль, сократив свои вложения в 6 раз менее чем за 2 месяца.

Апрельскую девальвацию, подбросившую курс доллара с 59 до 64 рублей, спекулянты пережили стоически и даже аккуратно (на 13%) нарастили вложения в рубль. А в мае, когда российский валютный рынок попытался восстановиться, начали массово избавляться от рублевых контрактов, следует из статистики Комиссии по торговле товарными фьючерсами США.

По данным CFTC, на 1 мая у хедж-фондов (levereged funds) на руках было 17535 фьючерсов и опционов на рубль. В последующие 6 недель они сократили эту позицию более чем вдвое — до 7170 контрактов, а к 19 июня — до лишь 2494 контрактов. В деженом выражении продажи составили 37,5 млрд рублей.

Из 9 фондов, ставивших на укрепление рубля, один решил полностью уйти с рынка. Количество фондов, делающих ставки на падение российской валюты через «короткие позиции» во фьючерсах и опционах, тем временем увеличилось с 4 до 5, а их общий объем за июнь вырос почти вдвое — до 2726 контрактов.

В результате на 19 июня хедж-фонды оказались в чистой короткой позиции по рублю: их ставки на падение российской валюты превысили ставки на рост впервые с 2015 года.

Настроение инвесторов, вероятно, испортил апрельский пакет санкций США, говорит руководитель аналитического отдела Grand Capital Сергей Козловский: он вызвал распродажу на рынке российского госдолга и выход нерезидентов из ОФЗ.

В мае же под давление попали почти все развивающиеся страны: рост долларовых ставок породил отток капитала в США, поставил Аргентину на грань дефолта и обвалил рынки от Турции до Бразилии. По данным EPFR, зарубежные фонды вывели из активов EM более 5 млрд долларов.

Россию, в отличие от Турции и Аргентины, спасают высокие цены на нефть и сильный платежный баланс, указывает управляющий директор группы суверенных рейтингов Moody’s Алистер Уилсон.

Но рублю это помогает слабо, отмечают аналитики Райффайзенбанка: всю валюту, поступающую в страну от нефти дороже 40 долларов за баррель, изымает в резервы Минфин.

«Рубль находился и будет продолжать находиться под влиянием внешних факторов по причине архаичного характера экономики», — говорит директор по инвестициям ИК «Питер Траст» Михаил Алтынов: около 70% валютных доходов обеспечивают нефть, газ, нефтепродукты и металлы, а несырьевые товары составляют лишь 15% экспорта.

Никакие манипуляции с планами ускорения экономики, налогами и программами не отменят полной зависимости курса от цен на нефть и потоков капитала, добавляет Алтынов: «Чуть сменился ветер на мировом рынке, как начали отменять и уменьшать аукционы ОФЗ, а рубль вдруг взял и ослаб на 10% за пару дней даже при дорогой нефти».

Планы повышения НДС — еще один негативный драйвер для рубля, говорит Козловский: в результате ускорится инфляция, «съедающая» реальную доходность вложений в российскую валюту для нерезидентов.