Российская экономика продолжает усиливать свой сырьевой крен.

Отрасли, связанные c добычей и продажей за рубеж простейшего минерального сырья, пережили в 2018 году настоящий бум, в то время не связанные с сырьевой фабрики и заводы балансировали на грани рецессии.

В декабре Россия извлекла на поверхность из недр на 4% больше нефти, чем год назад, на 6% больше природного газа и на 7,4% больше каменного угля, отчитался Росстат в среду.

По итогам года рост добычи полезных ископаемых ускорился вдвое — до 4,1% и стал беспрецедентным с 2004 года: приостановка соглашения ОПЕК+ развязала руки российским нефтяникам, побившим советский максимум добычи (11,2 млн баррелей в день), а запуск «Ямал СПГ» добавил 10,2 млрд кубометров газа к рекордному экспорту «Газпрома» (более 200 млрд кубов).

Обрабатывающая промышленность, зависимая от импорта технологий и внутреннего спроса, осталась на этом празднике жизни чужой. По итогам года она показала рост вдвое медленнее — на 2,1%, а в ноябре и декабре и вовсе увязла в стагнации: рост производства, по данным Росстата, оказался нулевым.

В декабре 25% топ-менеджеров промышленных предприятий обрабатывающего сегмента жаловались, объемы производства у них «ниже нормального», 38% сообщали, что не находят достаточного спроса, 17% компаний говорили об ухудшении ситуации с достаточностью собственных средств на счетах, следует из опроса, проведенного ВШЭ.

Перечень проблем для промышленности дополнило повышение НДС, которое особенно больно ударит по отраслям, использующим большой объем промежуточной продукции, сырья и материалов от поставщиков — это, например, пищевая промышленность, отмечает директор Центра конъюнктурных исследований Георгий Остапкович.

«Мы создали идеальную модель обмена сырья на бусы», — пишет заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН Яков Миркин: в результате экономика очень сильно зависит от внешних факторов — от спроса на сырье и, соответственно, от курса евро и доллара, от внешних инвесторов, от спекулянтов carry trade.

От импортного оборудования мы зависим на 70-90%, по ширпотребу и непродовольственным товаром — более чем на 50-60%», — перечисляет Миркин, приводя пример: в России в месяц производится порядка 300-350 металлорежущих станков в месяц, или лишь 6-7% от количества, которое выбывает в результате износа.

Чтобы выйти из порочного круга, нужна приватизация, демонополизация, создание рыночной среды, налоговые стимулы и снижение налогового бремени, считает Миркин, в противном случае «замороженная экономика» гарантирует стагнацию, темпы роста около нуля, критическую зависимость от импорта и кризисы раз в 15-20 лет.